Реклама

  • Владимир Богданов: Лоза из Эпохи Возрождения

     

    Владимир Богданов в картинах Эпохи Возрождения, давшей миру целую плеяду выдающихся художников, разглядел уникальный стиль, в котором изготовлены обычные бытовые вещи, не бросающиеся в глаза обычному зрителю.

    Став мастером лозоплетения, Владимир предпочитает, чтобы его изделия были, прежде всего, надежны и функциональны, а также непременно были востребованы людьми в повседневной жизни.

    Владимир, история лозоплетения довольно древняя. Перед тем, как заняться этим искусством вы изучали его корневые основы?

    - Лозоплетение древнее кузнечного и гончарного искусств. Только человек начал жить, как он сразу начал мастерить жилища, утварь, орудия. Поэтому лозоплетение имеет очень богатую историю.

    А как выбор пал именно на лозу?

    - Когда передо мной стал выбор, чем заняться, то стало очевидным, что в этом регионе не так много сырья. Здесь можно заниматься бондарным ремеслом, но для этого надо жить в подтаежной зоне, чтобы делать клепку. Береза здесь в основном с наростами, больная, поэтому чтобы заниматься берестой надо тоже куда-то выезжать. Глина в самом Каратузе не очень хорошего качества, она с песочком. Вот так, перебирая разные источники сырья, я остановился на лозе.

    Иву оказалось проще найти в Каратузском районе?

    - Первые годы работал с дикой лозой, которой в этих местах растет пять сортов. Но потом понял, что этот регион бедный на ивушку, и начал выращивать сам. С разных городов и из разных питомников брал различные сорта, сначала их было более десяти. Сейчас я выбраковываю, и осталось всего восемь. У меня растут еще и экспериментальные сорта, но я пока не принял решение, выращивать их на плантации. Они пока не показали себя как следует в работе, и не понятно до конца, какого они качества.

    Какой сорт вы больше выделяете среди других?

    - Среди растущих у меня сортов – Каспийский, у которого практически нет боковых побегов, то есть можно сажать вдоль забора в один ряд, и не будет отходов.

    А что за высокий сорт у вас растет на плантации?

    - При закладке плантации мастеру желательно определить, чем он хотел бы заниматься. Если это мебельщик, то на заднем крае плантации у меня стоит Американка гигантская, которая вырастает до трех с поливной метров за сезон, она дает хоршую толщину, раскалываемость на ленты хорошая. Если это больше корзиночное направление, то нужны гибкие и вязкие сорта. Это Волочниковая трехтычинковая. Если декоративная направленность, то Каспийская одна из самых лучших, у нее очень тонкий и длинный прут до двух с половиной метров за сезон, но внизу она как карандаш, то есть она тонкая и не ветвится.

    Перед тем, как высадить лозу на плантацию вы много экспериментируете?

    - Да. На экспериментальной площадке у меня растет северный вариант Ивы пурпурной, это Курайка, Американка польская. Но пока я еще не решил, буду ли я здесь их выращивать, или они так и останутся у меня в питомнике. В этом году избавился от Остролистной, выкорчевывал более двухсот корней, так как сорт сильно ветвится. Хотя он хороший, местный, районированный, к середине октября полностью сбрасывает листву, но имеет очень много боковых побегов и много от него отходов. Есть сорта, которые в этом регионе так до конца и не выспевают, поэтому с этим тоже приходится мириться. Например, верхняя часть Американки гигантской так и остается невызревшей, ее приходится немного обрубать. Но она совсем не сбрасывает листву, зимой идет снег, а она стоит зеленая. Потом листья замерзают и опадают, а так сами не сбрасываются. Вообще, лозу желательно резать только после того, как она сбросит листву.

    Ивушка зеленая воспета в народной песне. А действительно ли лоза может передавать что-то такое особенное?

    - Это вообще свойство природного материала. И когда мастер с ним работает, он имеет особенность передавать то, что человек в него вкладывает. Природный материал это всегда здорово и интересно. И контакт человека с природой сохраняется. Песен много сложено и спето, поэтому трудно к ним что-либо добавить.

    Из лозы раньше плели колыбели, наверняка мастера имели особые секреты при их изготовлении. Не можете поделиться каким-нибудь из них?

    - Секреты есть не только при плетении колыбелей. Желательно, чтобы мастер знал человека, для которого он будет что-то делать. Тогда выстраивается определенная связь между этим человеком, мастером и изделием, формируется определённое поле, мыслеобразы. То есть надо не просто производить для рынка, где неизвестно кто купит. Когда мастер работает и думает о заказчике, он накладывает определенные вибрации, которые будут для конкретного человека наиболее гармоничны. В восточной традиции эта взаимосвязь была важным аспектом. И те силы, покровительствующие мастеру, принимая участие в изготовлении изделия, начинали заботиться о том человеке, при котором оно будет потом жить.

    Какому виду лозоплетения вы отдаёте предпочтение?

    - Начинал я чисто как корзиночник. Это направление мне нравилось, и именно его я в первую очередь освоил. Затем меня пригласили в детско-юношеский центр «Радуга» преподавать детям, и там стало востребовано декоративное направление – поделки, цветочки, стрекозки, зверушки. Я съездил к мастеру, немного подучился и стал делать еще и такие вещи. А потом жизнь сподвигла к тому, чтобы какие-то моменты мебели делать – кроватку, колыбельку ребеночку, табуретки, столики. Но это разные направления. Как правило, мастер формирует себя в чем-то одном. Он может многое, но делает что-то одно. Я, например, корзиночник.

    Душа, все-таки тянется к корзинам?

    - Да. Хотя у лозы очень широкий спектр. Мы просто многое утратили, даже раньше кровлю умудрялись делать из лозы, обмазывали каким-то составом глины, ее сушили на солнце, она держала влагу. Сейчас больше в моде дизайнерское направление. Люди хотят, чтобы ярко было.

     



  • На главную